22:32 

Dream Действие первое/ Действие второе.Акт первый.

Есть два вида одиночества. Для одного одиночество - это бегство больного, для другого - бегство от больных (с) Ницше
Артист главной женской роли : - Саша. sashath.deviantart.com
Город - Мобиус. Прототип - Москва.



-Третий звонок-
-Занавес открывается-


Холодное тяжёлое небо. Свинцовые тучи, нависшие над городом. Городом серым, казалось, безжизненным. Одинокие белые снежинки слетали на угрюмые улицы, покрытые слоем серого месива, когда-то, очевидно, называвшегося первым снегом. Темнеет в эту пору совсем рано – когда утро только уступает своё место дню. И день обращается в ночь. Где-то на перекрёстке ожесточённо кричали друг на друга двое: их машины попались в ловушку общей напасти. Гололёд. Ещё вчера было тепло. Относительно. Но больше нуля. А сегодня… сегодня столбик термометра упорно не поднимался выше отметки в минус десять градусов. Горожане не покидали уютные дома, надеясь, что воющая поутру пурга их не застанет в убежище. Они лишь изредка кидали взгляды, приникнув к покрытым витееватыми узорами окнам, на образовавшийся каток, где могли бы резвиться дети. Но их мамы никого не пускали играть. Поэтому город становился скучнее с каждой минутой. Солнечный свет здесь вообще был редкостью – люди успели позабыть, как ему радоваться. Наш родной город вечных сумерек.
Саша сидела в плетёном кресле посреди большой комнаты. Цвета яркие по своей природе, а именно оранжевый, жёлтый, золотистый, будто померкли. На старом журнальном столике лежали неровные стопки различных газет и прочей прессы. Давно не перечитанной, часть – вовсе не открытая. Зачем? Смысл что-то узнавать? Смысл пытаться догонять ушедшие минуты? Жизнь здесь вообще теряет какой-либо смысл. Бред. Если бы! Порой именно бред спасает от увядания…Сейчас не было и его. Пустота. Гнетущая и давящая пустота. В мыслях – только точки, пунктирная линия без тире. С грозных портретов, висевших на стенах, смотрели предки, великие и ушедшие. Наверное, сейчас им самое время появиться здесь, в этом городе. Всё лишь странная идея. На тонких губах застыла полуулыбка, загадочная и холодная, как нынешний зимний день. Длинные изящные пальцы обвили фарфоровую маленькую чашечку, от которой причудливыми спиралями шёл белый, тёплый, как парное молоко, пар. Кофе не хотел поддаваться промозглости атмосферы и упорно сохранял свой жар. Девушка поджала ноги, забираясь поудобней в кресло. Да, так многим лучше. Глоток. Неспешный, смакующий. Прекрасный напиток. Её вывод, не просто мои слова.
Тихо потрескивал огонь в камине, где-то зашуршала мышь. За окном небо окрасилось в тона бездонного океана. Всего лишь четыре часа дня. Так гласили огромные напольные часы, старинные и чем-то пугающие. Может, паутиной, свисающей со стрелок? Циферблат отсвечивал искры пламени, будто ночные фонари, мерцавшие в непогоду. Вампир долго не отрывала взгляд прекрасных голубых глаз от «старого чудовища», как она его называла. Стрелки замерли. Тишина… Они умерли, ибо боя не последовало. Жаль. Это единственный звук, который был способен вырвать ежиху из объятий зимнего оцепенения.
Дрёма пробиралась в сознание, диктуя мотивы неведомых колыбельных. Мелодичные, грустные напевы на чужом языке. Эльфийские тихие песни, вечно душевные и успокаивающие… Они звучали в голове всё ясней и ясней, забирая в неистовый танец. Хоровод снов и фантазий. Столь желанный в обесцвеченном мире будней…
Глухой удар. Коричневое пятно расползается по белоснежному мягкому ковру. Чашка не разбилась, но выпала из свисающей вниз хрупкой руки. Голова покоится на плече. Волосы упали отдельными прядями на невинное безупречное лицо. Глаза… Тяжёлые веки закрыты…
Сильный порыв разбушевавшегося ветра ворвался в комнату, распахнув прикрытое окно. Он же затушил последние язычки догорающего пламени. Сумерки вползали в открывшийся проход, завладевая новым пространством. Темно. И тихо…
Только призрачные приспешники Морфея плетут невидимые паутины над невинной и оттого ещё более прекрасной Сашей…


- - -
Артисты: Франц - принц, сын диктатора альтернативного мира.
Дитя - неизветсное существо. Легенда.




Алое небо, будто сотканное из лепестков багрового мака. Манящее, как опиум. Отторгающее, как разорванное нутро. Оно давило, а ты понимал, что не можешь вырваться из замкнутого круга. Снова и снова…. Этот путь. Дорога, поворот. Сражение. Где-то вдалеке опять звучат звуки битвы. Битвы такой же алой, как и горизонт. Пылающей. Прекрасной. Звон клинков, крики побеждённых, последние возгласы умирающих… Холодная сталь решает судьбы. Так было и будет. Всегда. И пока есть война, есть ты. Ибо твоё естество – удары меча и раскаты взрывов. Никогда не задумываешься о тех, кто остался лежать на алой траве. Алой от крови. Ты никогда не смотришь в их глаза. Зачем? Зачем видеть чужой страх и безумство? Мольба…В их стонах, в их взглядах. Мольба безответная. Знаешь ли ты о жалости? Почему не можешь ответить? Почему?..
На землю мерными каплями падало нечто яркое, превращая пустынную пыль в грязное месиво. Рука, свисающая с камня. Резкий металлический запах витает в воздухе с застывшими в нём мелодиями боя. Теперь настанет тишина. Только грифы в небе возвестят округу о своём пире. Пира цвета жизни. Ибо Кровь есть Жизнь.
Ибо твоя Жизнь есть Сражение…
Природа будет скорбить об утраченных детях. Детях, которых более не вернуть. Их тела рассеются унылым дождём, а души… души бессмертны и оттого несчастливы. Но они знали. Знали, что упокоятся здесь, среди мутных ручьёв тяжёлого дождя. Здесь, среди таких, как они. Среди несчастливых борцов за несбыточную мечту. Глупцы. Они шли в жадные объятья собственной Смерти, будто могли совершить великое. Погибшие глупцы.
Счастье воина – умереть среди чужих трупов. Среди товарищей и врагов. Не думая ни о чём, не желая ничего, кроме победы…С честью и отвагой. Умирать безызвестным героем.
Цвет твоих янтарных глаз померкнет – его больше не манят оставленные позади руины. Было ли это сражение твоим? Кто они? Враги? Тогда…отчего ты даже не принял сторону одних?...
Позади, всё дальше и дальше, остаётся место недавних событий. Там тихо…И только грифы клюют свою кровавую добычу, разрывая жёсткие мундиры, отрывая клоки одежд повстанцев…
Дитя, прошу, ответь…Кто ты? Но поздно. Хрупкий силуэт растаял в серой дымке холодного дождя. Скорбящего дождя…




Шёл пятый день с момента краха операции «Дендриум». Мрачное осеннее небо было затянуто свинцовыми тучами, будто осколками великолепной обшивки «Антира» - воздушного крейсера, основной единицы союзников. Холодные капли зависли где-то там, наверху, нехотя смотря вниз и подумывая, стоит ли посещать выжженные земли этой страны. Где-то вдали показался небольшой параплан разведки.
Принц стоял у окна в правом флигеле летней резиденции Его Величества. Позор, именно позор, ощущал он каждой клеточкой тела - потерять пять кораблей, три точки базирования и, главное, своего лучшего генерала. Потерянное не вернуть, Франц это знал. Хотелось взять и разрушить всё до основания, но не к лицу Принцу подобное поведение. Поэтому юный демон-лис стоял у окна, словно мраморная статуя. Его губы были сомкнуты тонкой линией, глаза переливались зеленью, цвета шартреза.
Послышались тихие шаги молодой служанки.
- Сударь, Вас просит отец.
В ответ – молчанье.
- Сударь. Вас желает видеть Ваш…, - договорить девушка не успела – небольшой, мощный смерч сжал её в своих объятиях. Франц продолжал недвижно стоять перед распахнутым окном, только полы его плаща развевались на ветру. Наконец, он обернулся и мерными шагами, отзывающимися эхом по всему флигелю, прошествовал к дверям. Остановившись у оных, демон произнёс холодным, как сталь, голосом:
- Я прекрасно слышу с первого раза, никчёмная прислуга, – последние слова вылетели, словно плевком. Лис продолжил свой путь в покои Императора.
Преодолев коридор, он миновал покои матери, и чуть было не прошёл мимо ещё одной двери. Тихо выдохнув, Принц всё же шагнул в небольшую залу. В глаза бросилось старинное зеркало. Проклятое, как говорит прислуга. Да какого чёрта он должен бояться проклятий?! Демон. По крови и разуму. Он заклинатель и хозяин. Ухмылка – самодовольная и ледяная – озарила лицо, придав ему некой сводящей с ума резкости и жестокости.
Зеркало занимало пространство от мраморного пола цвета молока до потолка, украшенного причудливыми орнаментами. Голубые пастельные тона. Мягкие линии, цветы в высоких вазах. Свежие лилии. Его любимые свежи лилии. Комната брата. Маленького сокровища Франца. Пусть… пока принц не знает. Правда – обжигающая смесь горечи и боли. Нужно ли её открывать?
Что-то не так. Определённо. Суровый, но заинтересованный взгляд прикован к серебристой глади. Отражения предметов – огромной кровати с лёгким занавесом из шёлка, расшитого золотом; ширма и несколько карт, лениво разбросанных по безупречно-белому ковру – сливаются с чем-то ещё. Чем-то загадочным и необъяснимым.
Стекло дрожало, переливаясь сотнями искр… Руки. Протянутые вперёд тонкие ,изящные женские руки.
Секунда. И лис оказался совсем близко. Его дыхание, мерное и леденящее, ласкало нежную кожу девушки, упавшей в объятия демона из проклятого зеркала. Её золотые локоны ниспадали воздушными завитками с плеч. Хрупкая Дева… Прекрасная. Как роза в запретном саду. Изумрудные глаза с благоговением смотрели на гостью…
… «Запомни, мой мальчик, - мать, в белом платье и розой в длинных чёрных волосах, улыбнулась. Так улыбаться могла лишь она. Куда годы забрали улыбку? Чёртова болезнь… Их мама умирает. Хотя… Что жизнь одного, когда ему предстоит решать судьбу целого народа. Её не спасти. Наследник будет править с отцом. Императрица? Нужна она стране, беспомощная и увядающая, как весенний цветок поздней осенью? Ему даже не нужен отец. Да, честно говоря, планы Тайного общества скоро будут исполнены. На трон взойдёт новый Император, который искоренит неподчинение. Больше никакие слова любимых не будут мешать.. . - запомни…В комнате твоего брата есть портал из легенд. Не допускай тех, кто придёт из него. Я хранитель, но и мой век недолог. Ты ,я верю, выберешь правильный путь. Через несколько лет, когда небо станет алым, придёт Дитя. Нежное и невинное на вид, манящее, как прекрасный огонь мотыльков. Оно беспощадно и несокрушимо, охвачено лишь желанием убивать. Дитя из иного мира. Если его сможет забрать на свою сторону кто-либо, наш народ…погибнет.»
И тогда он поклялся, пусть и не был взрослым. «Это Дитя будет моим! День Пришествия станет Днём моего Восхода!». Сейчас, держа на руках бесценную нимфу своего разума, принц благодарил судьбу. Настал день, когда Солнце этого мира угаснет.

@темы: Соник Икс, фанфик, Дрим, Сон, рассказ, приключения, трагедия

URL
   

♫ ♪ ♫ Unnamed melodieS ♫ ♪ ♫

главная